АДАПТИВНАЯ ЗООПСИХОЛОГИЯ

Секреты управления приспособлением к жизни

Наши партнеры

 

 

Аллергоподобные состояния у животных и их связь с расстройствами психики

© Ю.В.Криволапчук

В практике ветеринарного врача нередко встречаются разнообразные состояния, которые приписывают аллергиям: дерматиты, дерматозы, отиты невыясненной этиологии, всевозможные изменения покровов тела от перхоти до облысения. Очень часто причину этих состояний не удается определить.

Если при исследовании соскоба кожи удается найти некое подобие грибов или единичного демодекса – врач с облегчением ставит соответствующий диагноз и назначает лечение, часто – достаточно агрессивное. Однако следует помнить, что многие возбудители кожных болезней относятся к условно-патогенным и очень часто встречаются у клинически здоровых животных. Поэтому для достоверного диагноза необходимо обнаружить следы жизнедеятельности паразитов – например, не единичного взрослого (а иногда и мертвого) клеща, а множество особей на разных стадиях развития. В силу этого обстоятельства диагноз в ряде случаев может не соответствовать истине, скрывая подлинную причину болезни.

Если не удается диагностировать заразную болезнь – ставят собирательный диагноз "аллергия". Однако, аллергия – это гипериммунная реакция. Обычно это бывает реакция на попадание в организм конкретного антигена (аллергена), к которому организм почему-либо сенсибилизирован. В этом случае возможно определить аллерген по анамнезу и при помощи серии тестов. В случае пищевой аллергии существует известная и хорошо отработанная методика "пищевого дневника": продукты вводятся в рацион поочередно на фоне обедненной гипоаллергенной диеты, благодаря чему удается отследить реакцию на них. В то же время, по имеющимся данным, пищевая аллергия редко подтверждается достоверно. Механизм ее развития весьма специфичен. Истинная пищевая аллергия развивается при аномальном всасывании в кишечнике не полностью переваренных белков и их производных. Это дает основания предположить, что такой вид патологии встречается весьма редко.

Другая разновидность аллергоподобных состояний, коррелирующая с кормлением – гормональные расстройства, спровоцированные низкокачественными кормами. Приготовление комбикормов, в том числе, для домашних животных – один из способов промышленной переработки условно-годного сырья, к которому относится и мясо с избыточным содержанием стимулирующих веществ, в частности – стероидных гормонов. Поступление в организм стероидов, не продуцируемых самим организмом, приводит к эндокринным расстройствам различной тяжести, вплоть до выраженного синдрома Иценко-Кушинга[1],[2]. Это, в свою очередь, вызывает сбои в регулировании иммунных реакций, поскольку стероиды являются естественными иммуносупрессорами.

Чаще всего болезнь обнаруживается на стадии, когда достаточно сравнительно небольшого вмешательства – "чистой" диеты и, возможно, мер по детоксикации организма. Однако, сложность для диагностики представляет сама симптоматика: болезнь сопровождается дерматитами, дерматозами и т.п. Естественным побуждением врача является стремление купировать воспалительный процесс, и наиболее эффективным способом здесь считается гормонотерапия. Но именно в такой ситуации шаблонный путь только усугубляет тяжесть состояния. Для дифференцировки этой патологии часто бывает достаточно вопроса о том, чем кормят животное.

 

Для нас наибольший интерес представляют психогенные аллергоподобные состояния. По нашим представлениям, они и встречаются значительно чаще прочих.

Общим патофизиологическим звеном стрессовых реакций является гипоталамо-гипофизарно-адреналовая система. Пусковым фактором является реакция нервной системы на раздражители – события внешней и внутренней среды. Из "формулы стресса"[3] очевидно, что ее интенсивность обратно пропорциональна готовности субъекта к этому событию. Следовательно, и отклик патофизиологического звена тем сильнее, чем мощнее воздействие.

Поскольку психические – эмоциональные и интеллектуальные – нагрузки, в отличие от физиологических, воздействуют непосредственно на нервную систему, напрашивается вывод о том, что и протекание стрессовых реакций может быть более выраженным и скоротечным.

С конца XX века в медицине человека стала развиваться самостоятельная дисциплина – психонейроиммунология, подраздел психосоматики, изучающий связи между деятельностью нервной и иммунной систем[4],[5]. Несмотря на то, что этот подход в известной степени опорочен применением в альтернативных психологических практиках, вплоть до шарлатанства, научная идея не опровергнута за более чем 30 лет своего существования. Это дает нам почву для своих исследований.

 

Многочисленные практические наблюдения указывают на то, что реакции кожи и ее производных, такие как осыпание шерсти и внезапное появление перхоти, являются следствием сильного нервного напряжения (острого психического стресса). Другим типичным проявлением стрессовой реакции, но уже на хронический стресс, являются дерматиты и дерматозы, в частности – межпальцевые экземы.

Рассмотрим эти явления более подробно. Здесь можно предположить сразу несколько патогенетических механизмов.

Непосредственная реакция нервной системы приводит в действие нейроэндокринную цепочку: гипоталамус – гипофиз – надпочечники, в результате чего происходит выброс катехоламинов и кортикоидов. Катехоламины (адреналин и норадреналин), как известно, являются нервными медиаторами и за счет воздействия на соответствующие нервные пути вызывают мобилизацию организма. Одновременно они оказывают вазомоторные эффекты, в частности – сокращение периферических сосудов. В свою очередь, это приводит к мгновенному изменению трофики кожи. Этими эффектами, в особенности – при сформированной предрасположенности, может объясняться интенсивное отшелушивание эпидермиса (появление перхоти) и выпадение шерсти. Предрасположенность же может формироваться, в частности, не проявленными клинически последствиями более ранних хронических стрессов.

В случае длительно действующих или многократно повторяющихся стрессов в большей мере могут сказываться эффекты, производимые кортикоидами. Длительная стрессовая гиперпродукция кортикоидов приводит к развитию эндогенного синдрома Иценко - Кушинга. Результатом становятся типичные симптомы: дерматиты, дерматозы, в тяжелых случаях – обширные алопеции. Наиболее типичным явлением при психогенных аллергоподобных состояниях часто бывают межпальцевые экземы, которые могут дополнительно провоцироваться невротическим разлизыванием.

Следует заметить, что избыток стероидных гормонов может также влиять на работу нервной системы, вызывая в тяжелых случаях вторичные расстройства, вплоть до кортикоидных психозов.

Эта модель не исключает существования другой гипотезы.

Длительное действие стресса, согласно теории Г.Селье[6],[7],[8], приводит к истощению организма, в первую очередь – его защитных механизмов. Расстройства нервной системы с одной стороны и гиперпродукция стероидов, оказывающих иммуносупрессорное действие, с другой, вызывают нарушение иммунных процессов. Следовательно, возможно развитие патологических иммунных реакций, в том числе – аутоиммунных расстройств. В то же время, гиперкортикоидный синдром характеризуется усилением распада белковых структур. В числе продуктов этого распада могут присутствовать и компоненты, являющиеся аутоаллергенами. Таким образом, возникает система с положительной обратной связью: хронический стресс вызывает гиперпродукцию стероидов, вследствие чего возникает целый ряд патологических процессов, включающих иммунные расстройства и снижение устойчивости нервной системы; нервная система отвечает неврастенией и психозами, углубляя явления стресса; в то же время распад тканей провоцирует аутоиммунные процессы, все более осложняя клиническое течение болезни.

 

Таким образом, все аллергоподобные состояния можно подразделить на три большие категории, которые при внешнем сходстве крайне важно дифференцировать из-за их различной природы, диктующей подходы к терапии.

  1. Собственно аллергии и идиосинкразии – реакции гиперчувствительности первичного происхождения. По нашим наблюдениям, они встречаются существенно реже, чем в трети случаев.
  2. Первичный эндогенный (болезнь Иценко - Кушинга) и экзогенный (в том числе, алиментарный и ятрогенный) гиперкортицизм. По нашим оценкам, занимает второе место по частоте встречаемости, но тоже значительно реже 30%.
  3. Психогенные аллергоподобные состояния. Сюда относятся дерматиты ("атопический дерматит"), дерматозы, и прочие патологии кожи, возникающие под влиянием стрессовых реакций. Часто в этот же разряд попадают и отиты невыясненной этиологии. Они имеют свой специфический патогенез, которого мы здесь касаться не станем. По нашим наблюдениям, эта категория патологий преобладает над остальными.

В эту классификацию не попали заразные кожные болезни и иные патологии вторичной природы – например, гипо- и гипервитаминозы, обменные нарушения, спровоцированные болезнями печени и т.п. Как правило, они отличаются по симптоматике и сравнительно легко диагностируются.

В первом случае, при проявлениях реакций гиперчувствительности, допустимо применение гормонотерапии для купирования патологической реакции. Однако, во избежание ятрогенного гиперкортицизма, более уместным может быть применение нестероидных средств.

Диагностика в этом случае хорошо отработана. Она построена на системе аллергологических тестов – введении в организм аллергенов и контроле за реакцией на них. Это может быть искусственное введение (по типу диагностической – туберкулиновой, маллеиновой пробы и т.п.) или, при подозрении на пищевую аллергию – описанный выше "пищевой дневник".

Случаи первичного синдрома Иценко – Кушинга при тяжелом течении имеют характерную клиническую картину; более распространенные – с точки зрения их диагностики распадаются на две категории. Болезнь Иценко - Кушинга (первичный эндогенный гиперкортицизм) довольно эффективно диагностируется косвенными тестами и методами визуализации – УЗИ надпочечников, КТ и МРТ. Экзогенный гиперкортикоидный синдром лучше всего диагностируется по анамнезу, в ряде случаев – по составу рациона. Применение кортикостероидов в этих случаях противопоказано.

И, наконец, кожные болезни, развивающиеся под влиянием стрессовых реакций (чаще всего – психогенной природы), также требуют особого подхода. Приведенное здесь описание их патогенеза выглядит достоверным, но требует практической проверки – в частности, определения гормонального статуса на разных стадиях развития. Диагностируются патологии этого разряда сравнительно легко, но лишь отчасти – классическими методами клинической диагностики. Важную роль здесь играет грамотный и полный сбор анамнеза, учитывающий возможные источники психических перегрузок. Например, при неврастении, которая в той или иной мере присутствует ныне у большинства домашних собак и значительной части кошек, стрессором может оказаться практически любое нестандартное событие. Наибольшее значение в терапии таких состояний имеет устранение их причин, то есть чрезмерных реакций нервной системы. Конкретные направления работы определяются источниками стрессов и могут быть направлены на устранение неврастении, коррекцию отношений с владельцем или снижение невротизации животного. Применение стероидов как симптоматического средства в этом случае в свете предполагаемого патогенеза требует большой осторожности во избежание лекарственного гиперкортикоидного синдрома.

Таким образом, патологии кожи и ее производных далеко не однородны и требуют тщательной дифференциальной диагностики с соответствующим выбором подхода к терапии. Применение же гормональной терапии, как мы видим, оправдано лишь для купирования реакций гиперчувствительности. По нашей оценке, это не более 10% всех случаев с подобной симптоматикой.

Л И Т Е Р А Т У Р А

[1] Болезнь и синдром Иценко - Кушинга (патогенез, клиника, диагностика и лечение), под ред. Н.А. Юдаева. М.: 1975;

[2] Синдром Иценко - Кушинга, под ред. В.Г. Баранова и А.И. Нечая. Л.: 1988.

[3] Прикладная психология собаки: учебное пособие. – Ростов н/Д: Феникс, 2008. – 558 с. – (Психологический практикум). – с. 329.

[4] http://www.nsu.ru/community/vera/psyneiro.htm

[5] В.С.Ротенберг. Психонейроиммунология. // в кн.: Вадим Ротенберг Сновидения, гипноз и деятельность мозга." М.: 2001. – с. 29.

[6] Г.Селье (Selye H.) Очерки об адаптационном синдроме. – М.: МЕДГИЗ, 1960. – 253 с.

[7] Г.Селье (Selye H.) Стресс без дистресса./ Пер. с англ. М.: Прогресс, 1979.

[8] Г.Селье (Selye H.) На уровне целого организма./ Пер. с англ. М.: Наука, 1972

Наверх

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Здесь может быть ваша реклама