АДАПТИВНАЯ ЗООПСИХОЛОГИЯ

Секреты управления приспособлением к жизни

Наши партнеры

 

 

К вопросу о диагностике и терапии истероидных состояний у собак

© Ю.В.Криволапчук

Среди патологических состояний у собак, как и у других животных, выделяются болезни, генез которых при обычном исследовании остается неясным. Такие состояния мы обычно называем идиопатическими, не утруждая себя более подробным выяснением вызвавших их причин.

Однако, при условии полного анамнеза, врач, владеющий основами зоопсихологии и зоопсихиатрии, способен из числа таких состояний выделить и классифицировать болезни, возникновение которых тем или иным образом связано с состоянием психики собаки. В гуманитарной медицине широко известны самые разнообразные психогенные нарушения – от "невинного" нейродермита до параличей и вегетативных неврозов, а также другие психосоматические явления. Особый класс проблем в психопатологии человека представляют истероидные состояния (истерии).

В ветеринарной медицине истероидные явления не описаны. Однако мы можем охарактеризовать их, опираясь на данные гуманитарной медицины. Истероидное состояние, или истерия, – психическая болезнь, характеризующаяся имитацией симптомов различных незаразных болезней. Психиатры называют истерию "великой подражательницей".

В гуманитарной медицине истерия рассматривается как одна из форм невроза. Однако, на наш взгляд, следовало бы говорить (во всяком случае, применительно к животным) об истерии как о самостоятельной болезни. Неудовлетворенная потребность во внимании хозяев становится причиной истерии; удовлетворение этой потребности является сущностью истерии. Невротическое же поведение является результатом стремления погасить возникший стресс. Какая-либо неудовлетворенная потребность может быть лишь одной из возможных причин невроза. Таким образом, истероидные реакции представляют собой чисто эгоистическое поведение, в то время как невротические направлены на неадекватное, но все же "овеществленное", объективное разрешение стрессовой ситуации.

Истерии мы можем наблюдать и у животных с развитой социальной структурой, в частности, у собак. Их объединяет общая причина – стремление привлечь к себе внимание, недостаток которого субъективно ощущается очень остро. Этому способствует гиперэмоциональность и отклонения в критериальных и социальных стереотипах. Еще одним предрасполагающим фактором является отсутствие разумного управления поведением, особенно у мелких собак. В целом о причинах истероидного состояния в каждом конкретном случае можно судить лишь после тщательного анализа ситуации.

В нашей практике зафиксирован следующий случай. В одну из клиник обратились по поводу паралича области таза и задних конечностей у суки американского коккер-спаниеля 7 лет. Впервые это произошло за два с половиной месяца до обращения. На прогулке "от испуга" у собаки "отнялись ноги". Хозяйка, весьма эмоциональная женщина, взяла собаку на руки и пожалела ее. Можно догадаться о тех формах, которые принимала эта жалость. Через минуту-полторы собака встала на ноги. Но с этого времени такие приступы стали повторяться, причем все чаще. К моменту первого обращения в клинику собака ходила самостоятельно, хотя при наблюдении за ней отмечалась некоторая скованность движений. Некоторое время спустя животное перестало ходить, а затем нарушились мочеиспускание и дефекация. Предпринятое лечение, хотя и имело некоторый успех, проблемы не решило. Характерно было следующее. Когда собака смогла вставать на ноги, она неуверенно, но ходила. Это происходило, пока хозяйка была занята. Как только она поворачивалась к собаке, ноги вновь "отнимались". В конечном итоге собака погибла от инфаркта миокарда, не выдержав очередной эмоциональной перегрузки.

При сборе анамнеза выяснилось, что собака была здорова до тех пор, пока в семье не появился маленький ребенок. Значительная часть того внимания (и немалого), которое доставалось ей, теперь адресована внуку хозяйки. Поскольку отношения между собакой и хозяйкой были очень эмоциональными, недостаток внимания послужил причиной тяжелого стресса. Это привело к развитию истерии.

Для случаев, когда можно предположить истерию, существенно, что возникающее состояние не является "чистой симуляцией": в его развитие вовлекаются самые разные системы организма. Это необходимо учитывать как при диагностике, так и при лечении таких болезней.

Истероидные состояния, как и один из видов неврозов, возникают из неудовлетворенной потребности во внимании хозяина. Неоправданно бурная реакция хозяев на поведение собаки закрепляет его. Затем болезнь всеми симптомами становится похожа на "чисто соматическую".

Клинические проявления истероидных состояний весьма разнообразны. Истерия может имитировать самые разные болезни. К их числу у собак можно отнести уже упомянутые параличи и парезы разных частей тела (чаще – задней половины тела и конечностей), судорожные припадки, дисфункции пищеварительного тракта (чаще всего рвоты) и дыхательной системы и, наконец, весьма распространившееся в последнее время явление – ложные беременности и роды. Возможны также различные нарушения аппетита – от прожорливости до капризов и отказа от корма.

В анамнезе весьма вероятны нарушения технологии выращивания щенка; слишком эмоциональные отношения между собакой и хозяевами с последующим резким спадом интенсивности общения; напротив, слишком отстраненное отношение владельца к животному с эпизодическими "всплесками".

Во многих случаях клиническая картина характеризуется двигательными и сенсорными и даже вегетативными расстройствами, имитирующими те или иные соматические или неврологические болезни.

Чаще всего истерия носит пароксизмальный характер (абсолютное исключение – лишь такие длительно развивающиеся состояния, как ложная беременность и последующая лактация). При пароксизмах истерии начало припадка чаще всего оказывается связанным с каким-либо конкретным событием. Даже при судорожных припадках сохраняются рефлексы, зрачок реагирует на свет. Сохраняется и реакция на изменения в окружающей обстановке, то есть можно говорить о сохранении сознания. Фаза расслабления либо отсутствует вообще, и животное сразу приходит в себя, либо смазана.

В терапии истероидных состояний, как и любой другой болезни, весьма важную роль играет правильно поставленный диагноз. Вообще, пациент с болезнью неясного или сомнительного генеза должен привлекать к себе пристальное внимание врача.

Диагностика истероидных состояний должна быть основана на максимально полном анамнезе, клинических проявлениях при исследовании, особенностях течения болезни. При сборе анамнеза необходимо учитывать специфику эмоционального склада хозяина и собаки, главным образом – отношение хозяина к возникающим у животного болезням. Анализируя клинические проявления и особенности течения болезни, наибольшее внимание нужно обратить на связь состояния собаки с присутствием хозяина; болезнь, как правило, мало поддается симптоматическому (то есть "соматическому") лечению.

Истероидные состояния необходимо дифференцировать от имитируемых ими "чисто соматических" болезней, в том числе органических поражений мозга, обменных нарушений, отравлений (например, солями тяжелых металлов), неврологических болезней. Кроме того, истерии важно отличать и от других видов психической патологии, в том числе от неврозов.

От других нарушений психики и поведения их отличает "работа на публику", то есть зависимость возникающего состояния от присутствия и реакции окружающих. Это обстоятельство можно считать главным дифференциальным признаком истероидных расстройств. Существуют также и другие отличия, выявить которые зачастую несложно. Так, например, при травматическом парезе или параличе обнаруживаются явные признаки травмы, а при аналогичном истероидном состоянии может быть даже полностью сохранена иннервация пораженных частей тела.

Довольно сложна дифференцировка судорожных припадков, которые часто диагностируют и лечат как эпилептические. При истерических судорогах припадок внешне отличается более продолжительным (до нескольких часов) и легким, "подконтрольным" течением. Сохраняются рефлексы и реакция на окружающие события, которые отсутствуют при истинно эпилептических припадках.

Судороги при истерическом припадке могут сочетаться с достаточно сложными и даже как бы осмысленными движениями. В гуманитарной психиатрии описан случай, когда истерия возникла у женщины после того, как на ее глазах утонул ее ребенок. Во время припадков, возникавших при разговорах о детях, она совершала движения, будто стараясь схватить кого-то и поднять.

В отличие от эпилептических припадков для истерических судорог нехарактерна четкая периодичность. Они могут продолжаться до нескольких часов, в то время как эпилептический припадок длится минуты. Провоцирует истерические припадки чаще какое-то конкретное событие, а эпилептический припадок – случайная психическая перегрузка или накапливающееся возбуждение. Для истероидных судорог, в отличие от эпилептических, характерна нечеткая фаза расслабления, контролируемая сознанием. После истерического припадка собака почти сразу приходит в себя и свободно встает. Эпилептический припадок характеризуется четким переходом от судорог к полному расслаблению, которое может продолжаться достаточно долго.

С другой стороны, нужно отличать истерические судороги от припадков, спровоцированных нарушениями мозгового кровообращения, интоксикацией или нарушениями обмена веществ, минеральным дисбалансом. В этом случае существенная роль отводится лабораторным методам исследования, как то: клинический и биохимический анализы крови, иногда – токсикологические исследования, копрологические исследования, направленные на исключение, например, глистной инвазии. Важен также более подробный сбор анамнеза, позволяющий определить наличие или отсутствие данных нарушений.

Основу фармакотерапии истероидных состояний, помимо симптоматического лечения, составляет применение адаптогенных средств и дельтарана*, обладающего нейропротекторным действием, для предупреждения возможных повреждений ЦНС. Применение седативных средств и транквилизаторов в ряде случаев возможно, но это не решает основной проблемы.

В случае истерических парезов и параличей действенна, по нашим наблюдениям, лишь общеукрепляющая терапия. Попытки применения препаратов, стимулирующих периферические нейромедиаторные процессы, таких как прозерин, в подавляющем большинстве случаев не имеют успеха.

На ложные беременности, роды и последующую лактацию оказывают влияние гормональные препараты и седативные средства, но в абсолютном большинстве эти явления имеют истероидную природу и, поскольку истинная их причина не устраняется, рецидивы неизбежны.

При дисфункциях пищеварительной и дыхательной систем истероидной природы применение соответствующих средств (противорвотных, регулирующих моторику, бронхолитических и др.) возможно и оправдано, но, по нашему мнению, только для купирования приступа.

Лечение истерических судорожных припадков противоэпилептическими препаратами по сути своей является симптоматическим и, увы, часто неэффективным. В ряде случаев возможно применение сравнительно слабых противосудорожных средств. Известен случай, когда шестилетнюю суку американского коккер-спаниеля в течение трех лет лечили от эпилепсии, применяя большие дозы фенобарбитала. Спустя некоторое время после того, как удалось диагностировать истерию, собаку удалось перевести на минимальные дозы аминазина, а затем вовсе прекратить медикаментозную терапию.

Для достижения наилучшего результата необходимо сочетать разумную симптоматическую терапию с психокоррекцией, направленной на изменение эмоционального статуса собаки и, главным образом, ее отношений с хозяином. Такой подход, по нашему мнению, следует считать главным методом лечения истероидных состояний. В тяжелых случаях необходимо проводить такое лечение на фоне нейропротекторных средств. В своей практике мы используем для этого дельтаран*.

Способы психокоррекции выбираются в соответствии с особенностями психики собаки и хозяина. В первую очередь необходимо снизить эмоциональность отношений между собакой и хозяином, а затем восстанавливать равновесие различных структур психики, главным образом – критериальных и социальных. Поскольку истероидные состояния отличают от других нарушений психики и поведения эгоистические мотивации, основной упор при психокоррекции необходимо делать на реформирование структуры мотиваций, создание новых отношений с хозяином на альтруистической основе.

Прогноз при истериях зависит от конкретных проявлений и тяжести состояния животного. Например, при ложной беременности прогноз в целом благоприятный, иногда осторожный. При условии профилактики мастита такие состояния чаще всего грозят только рецидивами. В некоторых случаях при часто повторяющихся ложных беременностях эндокринные сдвиги могут привести к истощению эстроген-гестагенной системы и болезням органов размножения.

Напротив, при судорожных припадках и параличах, бронхоспазмах и т.п. прогноз осторожный вплоть до неблагоприятного. Сами эти состояния могут представлять угрозу для здоровья или жизни животного, поэтому в таких случаях первоочередной задачей является купирование приступа.

Профилактика истерий представляет самостоятельную проблему. Основой профилактики является равновесное развитие психики собаки и предупреждение глубокой эмоциональной зависимости собаки от хозяина. Для этого нужно следовать определенной технологии выращивания и воспитания. Такая методика разработана на основе закономерностей возрастного развития психики щенка. Так же, как и в терапии истероидных состояний, в их профилактике необходимо добиваться развития альтруистических мотиваций. Это достигается, в том числе, приобретением собакой адекватного социального (межвидового) статуса.

Таким образом, всевозможные истероидные явления представляют собой самостоятельный круг проблем. Для адекватной и результативной терапии их необходимо отличать от сходных состояний иной природы. В первую очередь это относится к судорожным проявлениям. Поскольку причины истерий коренятся в психике собаки и ее отношениях с хозяином, профилактика и лечение этих состояний должны быть направлены именно на психокоррекцию.

Л И Т Е Р А Т У Р А

  1. Аскью Генри Р. Проблемы поведения собак и кошек. Руководство для ветеринарного врача/ Пер. с нем. М.Степкин. – М.: "Аквариум ЛТД", 1999. – 624 с.
  2. Бергман Ё. Поведение собак/ Пер. с финского. – М.: Восхождение, 1992. – 160 с.
  3. Бехтерев В.М. Объективная психология. М.: Наука, 1991. – 480 с.
  4. Гриценко В.В. Коррекция поведения или перевоспитание собак. – М.: 1995. – 116 с.
  5. Губский Ю.И., Шаповалова В.А., Кутько И.И., Шаповалов В.В. Лекарственные средства в психофармакологии. Киев, "Здоровье", Харьков, "Торсинг", 1997. – 288 с.
  6. Допинги в собаководстве. Фармакофизиологическая коррекция экстерьера и продуктивности/ Гурман Е.Г. и др. – Одесса: Все живое, 1995. – 280 с.
  7. Святковский А.В., Криволапчук Ю.В. Некоторые аспекты диагностики и коррекции неврозов у собак// Материалы Международного конгресса по проблемам ветеринарной медицины мелких домашних животных. М.: 2000.
  8. Чуваев И.В. Возможности фармакотерапии при неадекватном поведении и оптимизации обучения собак// Ж. "Ветеринарная Практика", 1999, №1(7), с.19-22.
  9. Чуваев И.В. К вопросу о зоопсихиатрии собак// Новые фармакологические средства в ветеринарии: Материалы 11-ой Международной межвузовской научно-практической конференции. СПб: 1999, с. 102-103.
Наверх

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Здесь может быть ваша реклама