АДАПТИВНАЯ ЗООПСИХОЛОГИЯ

Секреты управления приспособлением к жизни

Наши партнеры

 

 

ВЫРАБОТКА АДЕКВАТНОГО ПОВЕДЕНИЯ СОБАКИ
В ОТСУТСТВИЕ КОМАНДЫ

© Н.Д.Криволапчук, Ю.В.Криволапчук

Введение
1. Роль поведения для выживания – эволюционный аспект.
2. Отношения собаки с человеком.
3. Мотивации.
4. Психическая деятельность – информационные процессы и их реализация в нервной системе.
5. Эмоциональный (психический) стресс – особый вариант психической деятельности. Стрессовое поведение.
6. Интеллектуальная деятельность как механизм принятия решений.
7. Практический метод формирования самостоятельного поведения.
Литература

ВВЕДЕНИЕ

 Одной из критически важных проблем современной кинологии и практической зоопсихологии являются способы воздействия на самостоятельное (без команды хозяина) поведение собаки. Методы формирования разученного рефлекторного поведения прекрасно разработаны и великолепно оправдывают себя в стандартных ситуациях. В тех случаях, когда хозяин способен подать нужную команду, он диктует желательный вариант поведения.

 Нежелательное поведение всегда относится к самостоятельному поведению. В быту мы постоянно сталкиваемся с инициативным поведением собаки, не отвечающим требованиям человека или человеческого социума. Такое проблемное поведение намного труднее корригируется методами формирования поведения.

 Самостоятельное поведение собаки представлено тремя основными категориями:

  1. Активное поведение, толчком к которому служит собственная потребность собаки. Это может быть физиологическая потребность (например, ощущение голода, боли и т.п.) или психологическая (например, информационная потребность). Основной причиной нежелательного активного поведения является конфликт собственных потребностей собаки с интересами человека.
  2. Реактивное поведение, при котором потребность активизируется внешними событиями (например, угрозой). Частным случаем реактивного поведения является выполнение или невыполнение команды. Основной причиной нежелательного реактивного поведения является недостаточное подчинение собаки правилам и нормам, исходящим от человека.
  3. Стрессовое поведение, направленное на самосохранение в острой ситуации. Оно может быть как активным (при внутреннем дискомфорте), так и реактивным (в ответ на события, к которым собака не адаптирована). Стрессовое поведение нередко реализуется в отсутствие хозяина (типичный пример – поведение собаки, оставшейся дома в одиночестве). Этот вариант самостоятельного поведения настолько важен, что ниже он будет рассмотрен особо.
 Ключом к решению проблемы является понимание законов и процессов, приводящих к выбору той или иной конкретной поведенческой программы:
  • Какого результата собака достигает при этом поведении?
  • К каким факторам собака приспосабливается за счет этого поведения?
  • Почему приспособление пошло по аномальному пути?
  • Что следует изменить для того, чтобы поведение нормализовалось?

1. РОЛЬ ПОВЕДЕНИЯ ДЛЯ ВЫЖИВАНИЯ – ЭВОЛЮЦИОННЫЙ АСПЕКТ

 Отправной точкой для исследования стала роль поведения животных в их выживании и приспособлении к условиям существования. Чтобы это показать, нам понадобится краткий экскурс в эволюционную историю домашней собаки.

 Эволюция вида представляет собой исторический процесс повышения вероятности выживания. Заметим также, что в индивидуальном существовании борьба за выживание теснейшим образом связана именно с адекватным поведением – оптимальным выбором конкретной формы поведения в данной реальной ситуации.

 Еще Чарльз Дарвин отмечал, что наиболее действенным эволюционным механизмом является приспособление психики и поведения. Морфологические изменения представляют собой более медленный эволюционный механизм и фиксируют те качества и особенности, которые позволяют реализовать успешные поведенческие приспособления. Эта идея легла в основу такого мощного направления в зоопсихологии, как этология.

 Наиболее эффективные психические и поведенческие эволюционные приспособления фиксируются в генетической памяти вида, образуя устойчивые наследуемые нейронные пути, которые обеспечивают реализацию нужного поведения. Так формируются видоспецифичные комплексы фиксированных действий. Это те формы поведения, за счет которых реализуется инстинктивное поведение.

 Однако любой инстинкт предполагает наличие нескольких альтернативных форм поведения. Так, например, инстинкт самосохранения при встрече с потенциальным врагом допускает и боевое поведение, и бегство, и попытку спрятаться. Поведение животного определяется конкретной ситуацией: оценкой внешней среды и пространственных соотношений, оценкой возможностей и намерений соперника, оценкой собственных возможностей. Для животных с развитой социальной организацией (к ним относятся псовые) огромное значение имеют также взаимодействия с партнерами в рамках коллективных поведенческих стратегий.

 Нетрудно заметить, что среди возможных вариантов поведения есть формы, доступные как физически сильному, так и слабому. Следовательно, оптимальный выбор поведения, отвечающего реальной ситуации, обеспечивает максимальную вероятность выживания. Обширный спектр форм поведения обеспечивает связь этого выбора как с объективными факторами, так и с субъективной самооценкой. Именно этот выбор и характеризует адекватность поведения.

 Полноценные отношения псовых строятся на системе ответственности более приспособленных и опытных членов стаи за тех, кому труднее выжить. Старшинство в стае принадлежит наиболее приспособленным к выживанию. Биологический смысл этого старшинства (доминирования) состоит в передаче жизненного опыта и знаний, повышающих вероятность выживания в реальных условиях. Иными словами, наиболее приспособленные члены стаи обучают младших ПРАВИЛАМ ВЫБОРА ОПТИМАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ В РЕАЛЬНОЙ СИТУАЦИИ. Заметим, что в обучении конкретным формам поведения нет необходимости – они мало изменяются от поколения к поколению.

 Необходимо также отметить, что доминирование в стае псовых не предполагает силовых конфликтов и тотального подавления инициативы и самостоятельности младших. Борьба за власть, которой многие опасаются в отношениях человека и собаки, противоречила бы благополучию и выживанию, ослабляя стаю в целом.

 В ходе совместной эволюции отношения человека и собаки сохранили свой биологический смысл, но приобрели новые нюансы.

2. ОТНОШЕНИЯ СОБАКИ С ЧЕЛОВЕКОМ

 Домашние собаки унаследовали от дикого предка многие видовые особенности, а именно:

  • Тип пищевого поведения,
  • Территориальные инстинкты,
  • Брачно-родительские инстинкты,
  • Социальные отношения.

 Эти видовые черты роднят дикого предка собаки с человеком – начиная с сопоставимых размеров тела и типа пищевого поведения и заканчивая социальной организацией. Это и сделало процесс одомашнивания собаки столь успешным: это многовековые масштабные отношения двух видов, равных которым нет в природе.

 Особого внимания заслуживает тот факт, что полезные качества собаки состоят именно в ее поведенческих возможностях. При этом собака – единственный вид животных, участвующий в полноценной активной жизни в человеческом социуме. Собака погружается в антропогенную среду и человеческий социум на каждой прогулке, при любом выходе из дома или контакте с людьми. Даже скудные события домашней жизни могут требовать от собаки поведения, противоречащего ее природным нормам.

 Антропогенная среда характеризуется значительно большей информационной насыщенностью и более активной динамикой событий, чем природная. Нагрузки на психику домашних собак намного превышают активность психической деятельности диких животных. Для адекватных поведенческих реакций требуется учет намного большего количества разнородных факторов, осмысление громадных объемов информации об объектах, субъектах и событиях. Приспособлений, оправдывающих себя в дикой природе, в жизни с человеком уже недостаточно. Особенно существенные отличия в поведенческих приспособлениях диктует собаке среда мегаполиса.

 В то же время быстрые изменения в антропогенной среде не дают необходимого времени для нормального протекания исторических эволюционных процессов. Приспособительные формы поведения в новых обстоятельствах и правила их адекватного выбора предписываются человеком. Это привело к тому, что в число критериев выживания (а значит, и адекватности поведения) равноправно включились нормы, диктуемые человеком и не существующие в дикой природе.

 Таким образом, поведение, отвечающее требованиям человека как по форме, так и по критериям адекватности, стало для домашней собаки важнейшим условием выживания. Поэтому собака легко принимает те нормы поведения, которые необходимы хозяину. Единственным условием для этого является соответствие межвидовых отношений биологически обусловленным видовым нормам.

 В этом и состоит самая надежная основа для формирования поведения собаки, соответствующего не  только ее собственным потребностям, но и требованиям человека. В этом случае человек не только обучает собаку конкретным поведенческим программам, но и подчиняет своим критериям ее самостоятельное поведение. Любой конфликт интересов разрешается непротиворечивым образом на основе нормального для стайных животных альтруистического поведения.

 Это исключает возможный конфликт потребностей и несоответствие правил выбора поведения требованиям человека. Серьезной практической проблемой остается только мотивационный анализ – то есть, правильная интерпретация истинных причин поведения собаки в соответствии с видовой спецификой canis familiaris.

3. МОТИВАЦИИ

 Они отражают актуальные в данной ситуации естественные потребности, присущие виду (видосохраняющие функции). Приоритеты мотиваций отвечают их значимости с точки зрения выживания.

 Видовой баланс мотиваций заложен генетически, но индивидуальные приоритеты мотиваций могут быть искажены жизненным опытом. К примеру, у домашних собак очень часто нарушается значимость пищевой и игровой мотиваций, что приводит к неадекватному поведению. Так немецкая овчарка, обученная охране, но получавшая много вкусовых подкреплений, не следит за угрозой хозяину, если в поле зрения находится лакомство.

 Мотивации могут действовать одновременно и взаимодействовать, усиливая друг друга или конкурируя между собой. Анализ мотиваций, приводящих к тому или иному поведению, дает возможность использовать их для бесконфликтного формирования самостоятельного поведения.

 Конфликт мотиваций собаки и требований хозяина является основной причиной невыполнения команды. Применение подкреплений в этом случае недостаточно эффективно, так как собака легко отказывается от любого подкрепления при наличии более мощной мотивации.

 Определение истинной мотивации, выражающейся в том или ином наблюдаемом поведении, не всегда очевидно. Собака, постоянно требующая от хозяина игры в апортировку, очень охотно соглашается на другие формы совместной деятельности. Это говорит о том, что за привычной игрой стоит не игровая мотивация, а мотивация общения и совместной деятельности.

 Правильное выявление истинной мотивации, стоящей за реальным поведением, дает возможность ее использования или реформирования за счет взаимодействий с другими мотивациями.

 Таким образом, нормализация отношений с хозяевами и баланса мотиваций позволяют устранить причины активного и реактивного нежелательного поведения. Однако стрессовое поведение зависит не столько от отношений и мотиваций, сколько от состояния нервной системы собаки.

4. ПСИХИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ – ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ И ИХ РЕАЛИЗАЦИЯ В НЕРВНОЙ СИСТЕМЕ

 Наименее исследованной стороной обсуждаемой проблемы является представление о психической деятельности – то есть, о недоступных наблюдению внутренних процессах восприятия, переработки и генерации информации. Эти процессы реализуются физиологически в виде сложной системы электромагнитных импульсов, порождаемых и диспетчируемых нервной системой.

 Рассмотрим несколько подробнее информационные процессы, предшествующие реализации конкретной поведенческой программы и обуславливающие ее.

  1. Сенсорное восприятие внешней и внутренней информации о состоянии среды и релевантной потребности. При активном поведении первична внутренняя информация, при реактивном – внешняя.
  2. Анализ поступившей информации путем сравнения ее с эталонами, хранящимися в памяти.
  3. Сравнение входных условий с паттернами поведенческих программ, сформированных в виде устойчивых нервных путей – либо зафиксированных в "генетической памяти", либо созданных в процессе обучения и научения прижизненно.
  4. Определение степени соответствия имеющихся паттернов и информации о реальной ситуации.
  5. Оценка действий (не только собственных, но и партнера), позволяющих удовлетворить актуальную потребность.
  6. Вероятностный прогноз результатов действий и возможного развития событий (на основе жизненного опыта).
  7. Построение стратегии, приводящей к успеху – т.е., к удовлетворению потребности. Эта стратегия может быть как индивидуальной, так и коллективной.
  8. Оценка стратегии не только по вероятности достижения результата, но и по эффективности с точки зрения минимизации затрат всех видов ресурсов.
  9. Наполнение выбранной стратегии конкретными паттернами. Они могут подбираться из числа уже зафиксированных, но могут и достраиваться за счет варьирования и комбинации имеющихся структур.
  10. Окончательное определение многоуровневой системы нервных путей, реализующих выбранное поведение.
  11. Генерация нервных импульсов, обеспечивающих необходимую двигательную активность. 

 Отметим, что все перечисленные этапы, кроме сенсорного восприятия, связаны с порождением новой информации, а следовательно, относятся к интеллектуальной деятельности и подразумевают наличие определенных алгоритмов решения задач. Эти процедуры описываются и исследуются средствами прикладной математики, теории информации и теории искусственного интеллекта. Концептуальное рассмотрение этих процессов содержится в работах [7],[8],[9],[10].

 В физиологии высшей нервной деятельности этот процесс принято изображать классической условно-рефлекторной дугой, в которой связь между афферентными и эфферентными импульсами осуществляется при помощи вставочных нейронов.

 Вставочные нейроны выстроены не в последовательную цепочку передачи импульсов, а могут образовывать сколь угодно сложную многоуровневую систему, включающую ветвление и передачу импульса по любым связям. В теории информации такие структуры называют "сетевыми", их законы хорошо изучены и описаны формально. В нашем описании системы вставочных нейронов соответствуют всем процессам преобразования информации. За счет взаимодействия электромагнитных импульсов и физиологических свойств нервных узлов порождается новая информация.

5. ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ (ПСИХИЧЕСКИЙ) СТРЕСС – ОСОБЫЙ ВАРИАНТ ПСИХИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. СТРЕССОВОЕ ПОВЕДЕНИЕ

 Стрессовое поведение заслуживает особого рассмотрения, поскольку оно аномально по сути своей. То есть, оно либо противоречит требованиям человека, либо угрожает выживанию собаки. В то же время именно стрессовое поведение меньше всего поддается управлению со стороны человека – собака в стрессовом состоянии не может совладать с бурными процессами в нервной системе.

 Согласно классическому определению, данному Г.Селье, стресс представляет собой острый адаптационный синдром, причиной которого является неспособность живого существа адекватно реагировать на воздействия. Физиологически стресс проявляется в патологических реакциях со стороны организма, психологически – в неадекватном поведении. Далее мы говорим исключительно о стрессовом поведении как реакции на события и воздействия, выходящие за пределы реактивных возможностей животного.

 На стадии тревоги стрессовые воздействия приводят к повышенному эмоциональному напряжению. В соответствии с формулой, предложенной П.В.Симоновым[5],[6], эмоции представляют собой функцию от силы потребности и вероятности ее удовлетворения. Мощные нервные процессы приводят к повышенным затратам ресурсов нервной системы и препятствуют планомерному выбору адекватного поведения.

 Стадия резистентности характеризуется тем, что субъективно достигается приспособление к ситуации. Животное пытается реализовать какое-либо поведение, проверяя его результат.

 Однако субъективное удовлетворение потребности не всегда означает, что это поведение адекватно. Так, например, при угрозе со стороны встречного наиболее адекватно оборонительное поведение. Собака, обученная охране и вполне способная на оборону в более или менее привычной для нее ситуации, может испытать стресс при необычном поведении нападающего человека. В этом случае ее поведение может оказаться не только избегающим, но и заискивающим. Заискивание перед потенциальным врагом не адекватно, по крайней мере, требованиям человека. В качестве приспособления для удовлетворения потребности в самосохранении заискивание также недостаточно эффективно, поскольку остановить врага оно не может.

 Если же удовлетворение релевантной потребности не состоялось, то вновь наступает стадия тревоги и процесс может повторяться итеративно много раз. Для этой ситуации характерен перебор различных вариантов поведения (как минимум, в начальных формах) или сочетание разных поведенческих форм в комбинированном противоречивом поведении (например, собака одновременно лает, поднимая шерсть на холке, и виляет хвостом).

 При невозможности обнаружить эффективное приспособление к стрессовой ситуации (при одном из итеративных повторов благополучно завершить стадию резистентности) многократно повторяющиеся интенсивные нервные процессы постепенно истощают ресурсы нервной системы. Так возникает неврастенический статус, усиливающий в дальнейшем реакцию на все и любые стрессы.

 Если же результат поведения действительно позволяет удовлетворить релевантную потребность, то это становится выходом из состояния стресса. В этом случае о стрессовом поведении речь не идет.

 Воздействия, служащие причиной стресса, могут иметь разнообразные источники (включая сильные положительные эмоции), но они в любом случае затрагивают потребность в самосохранении – самый мощный инстинкт любого животного. Это происходит потому, что само по себе стрессовое перенапряжение нервной системы становится угрозой для дальнейшего благополучия. Одновременно отсутствие приспособительной формы поведения, адекватной стрессовой ситуации, создает возможные риски для выживания в других аспектах. Так, например, при стрессе, вызванном отношениями собаки с хозяином, нарушение стабильных коллективных норм выживания представляет собой угрозу выживанию самой собаки.

 Дискомфортное состояние нервной системы обуславливает потребность в разрядке нервного напряжения, которая обеспечивается любой активностью. В природе это чаще всего двигательная активность (вплоть до бесцельного бега по кругу) или голосовая активность – лай, вой, скуление, визг и т.п.

 Поведение разрядки в принципе неадекватно, поскольку оно удовлетворяет не основную потребность, а является самоцелью. Если разрядка достигается, то оно превращается в самоподкрепляемое поведение и при неоднократном повторении формирует неврозы навязчивого поведения.

 Нейрофизиологическая природа стресса и стрессового поведения подробнее рассмотрена в работах Г.Селье[2],[3],[4].

6. ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КАК МЕХАНИЗМ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЯ

 Интеллектуальная деятельность охватывает процессы преобразования и генерации информации, реализуя процесс принятия решения о выборе адекватного поведения. Сейчас мы оставляем в стороне эмоциональную составляющую психической деятельности, так как эмоции могут сопровождать любые другие процессы. В процессе интеллектуальной деятельности осуществляются следующие основные операции:

  • Фрагментирование непрерывной сенсорной информации с разбиением ее на осмысленные блоки данных
  • Анализ информации – выявление логических связей между отдельными элементами и блоками
  • Распознавание информации путем выявления значимых отличий от эталонных структур, хранящихся в памяти
  • Поиск совпадений и соответствий между фактической информацией и релевантными поведенческими паттернами
  • Построение множества возможных вариантов использования поведенческих паттернов
  • Вероятностная оценка вариантов по корреляционным соответствиям между фактами и поведенческими паттернами
  • Построение стратегии поведения, включающей в себя возможные паттерны
  • Прогнозирование результативности и эффективности выбранной стратегии
  • Выявление недостающих поведенческих блоков
  • Возможно – построение паттернов, реализующих отсутствующие паттерны

 Более полная модель интеллектуальной деятельности с описанием процесса принятия решений и структуры привлекаемой информации приведена в [1].

 Все процедуры преобразования информации реализуются в нервной системе в виде устойчивых или вновь формируемых нейронных путей. Тем самым, интеллектуальные механизмы образуют точно такие же паттерны, как и поведенческие программы.

 Формируемые паттерны интеллектуальных операций оцениваются по их результативности и эффективности с точки зрения удовлетворения актуальной потребности. Наиболее успешные приспособления фиксируются в виде устойчивых нейронных структур. Развитие интеллекта состоит в наработке системы нейронных путей, позволяющих оптимизировать процесс выбора адекватного варианта поведения. Иными словами, в реальных ситуациях нервная система использует наиболее эффективные паттерны интеллектуальных процедур, то есть, наработанные нейронные пути.

 При недостаточном развитии интеллекта принятие решения либо не происходит вообще, либо требует колоссальных затрат нервных ресурсов, что приводит к стрессу (подробнее см., например, здесь - http://vetpsy.ru/index.php/articles/stress).

 В дикой природе интеллектуальные механизмы становятся наследуемыми видоспецифичными приспособлениями. В антропогенной среде, отличающейся гораздо большей насыщенностью и динамичностью информации, наличием объектов и событий, не встречающихся в природе, этих приспособлений оказывается недостаточно. Поэтому интеллект домашней собаки требует дополнительного развития под руководством человека. Этим обеспечивается непротиворечивое включение критериев принятия решений, исходящих от человека.

 Анализ информации является основой для нормального протекания интеллектуальной деятельности. В процессе анализа информации на первый план выходит такое ее свойство, как прагматика (полезность) – то есть, ее релевантность по отношению к потребности. Интеллектуальная деятельность запускается только прагматичной информацией – т.е. той, которая требует какой-либо поведенческой активности для удовлетворения потребности. Если информация не затрагивает никакой потребности, она регистрируется нервной системой, но не требует обработки и генерации новой информации.

 При поступлении прагматичной информации, в ответ на которую необходимо осуществить то или иное поведение, нервная система вырабатывает такое количество импульсов, которое требуется для приведения в действие мускулатуры. В том случае, если процесс принятия решения протекает нормально и обеспечивает адекватное поведение, нервные импульсы расходуются на реализацию поведения.

 Невозможность эффективного анализа и выделения прагматичной информации заставляет нервную систему вырабатывать избыточное количество нервных импульсов  в ответ на все факторы, нуждающиеся в анализе. Это становится одним из источников интенсивных нервных перегрузок при стрессе.

 Таким образом, развитие интеллекта и формирование эффективного процесса принятия решения дает следующие возможности:

  1. Повышение адекватности поведения в любой реальной ситуации
  2. Отработка системы критериев принятия решений с включением критериев и норм, исходящих от хозяина
  3. Повышение устойчивости нервной системы к стрессам.
  4. Снижение частоты и интенсивности стрессового поведения.

7. ПРАКТИЧЕСКИЙ МЕТОД ФОРМИРОВАНИЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ 

Мы предлагаем практический метод анализа и формирования адекватного самостоятельного поведения домашних животных, получивший название "МИО©-технология".

М – мотивации;
И – информация;
О – отношения.

 Новизна и практическая ценность МИО©-технологии состоит в том, что этот метод позволяет формировать не конкретные формы поведения, а механизмы и правила выбора варианта в зависимости от реальной ситуации. По существу это означает развитие интеллекта с формированием устойчивых нервных путей, обеспечивающих оптимальный процесс принятия решений. Научной базой для разработки МИО(с)-технологии стало современное направление в зоопсихологии – синтетическая психология.

 Отношения с хозяевами выстраиваются соответственно природной структуре стаи псовых и базируются на ответственности человека за собаку, менее приспособленную к жизни в антропогенной среде. Поскольку семья хозяев может включать несколько человек, разных по статусу и по отношению к собаке, структура семейных отношений основывается на разделении функций и сфер ответственности. Собака также берет на себя ответственность за коллективное выживание и за благополучие младших членов стаи. Тем самым исключаются конфликты в отношениях с детьми, стариками, инвалидами.

 Для нормализации мотиваций необходимо тщательное соблюдение видовых норм (видовая психогигиена), что исключает искусственное завышение значимости, например, пищевой или игровой мотиваций. Частым источником проблем семейных собак становится резкое преобладание эмоциональных потребностей, а это регламентируется нормами стайных отношений.

 Одновременно с нормализацией отношений и баланса мотиваций происходит и включение в представления собаки критериев принятия решений, исходящих от хозяина. Практически важным аспектом формирования структуры критериев становится включение социальных критериев человека, во многом противоречащих естественным мотивациям собаки.

 Наиболее важным этапом становится управление нервными процессами с целью повышения устойчивости к стрессам и подбор воздействий, формирующих необходимые интеллектуальные механизмы. Этот блок мероприятий относится к видовой психотерапии.

 Видовая психотерапия строится на процессах, относящихся к локомоции и моторике. Локомоция и моторика представляют собой совокупность элементарных поведенческих актов, используемых в любом поведении, удовлетворяющем ту или иную потребность. Степень общности этих действий и процессов определяет собой тх роль в формировании паттернов интеллектуальных операций.

 Исследуя связи между информационными процессами и их реализацией в нервной системе (http://social.krivolapchuk.ru/index.php/zootherapy/psyther), мы убедились, что действия, связанные с ходьбой, изменением темпа движения, поворотами и остановками, определенным образом организуют координацию нервных процессов и способствуют формирование устойчивых нейронных путей.

 С другой стороны, эти действия предполагают принятие решений на микро-уровне. Следовательно, элементарные нейронные структуры, формируемые за счет моторики и локомоции, реализуют те интеллектуальные процедуры, входящие в процесс принятия решений. В сочетании с реактивными процессами, отображающими состояние внешней среды, эти процедуры формируют необходимые этапы преобразования и генерации информации.

 Немаловажно и то, что эти решения подчинены воле хозяина. При контролируемом движении создается минимальный конфликт мотиваций, не осознаваемый собакой. Упражнения выполняются только в реальной среде, где имеются все объекты и события, которые могут спровоцировать собаку на неадекватные реакции. Прагматика информации определяется, во-первых, преобладанием процессов, относящихся к упражнению, а во-вторых, критериями, исходящими от хозяина.

 Незначительные нервные перегрузки, возникающие в процессе выполнения упражнений, играют роль эустресса, постепенно тренирующего устойчивость нервной системы к перевозбуждению. Специалист, руководящий выполнением упражнений, непрерывно следит за движениями и позами собаки, оценивая состояние ее нервной системы по видоспецифичным психомоторным проявлениям.

 На более продвинутых стадиях занятий используются также видовые особенности восприятия и оценки информации, а также собственные мотивации и самооценку. Так, например, подъемы наверх повышают самооценку собаки, что объясняется отношением собаки к вертикали. Используются даже особенности сенсорного восприятия, присущего виду – например, тот факт, что собака оценивает черные поверхности иначе, чем человек.

 Принципы подбора упражнений для различных психотерапевтических программ изложены в [1]. Там же описана и методика диагностики и коррекции практических проблем.

Л И Т Е Р А Т У Р А

  1. Криволапчук Н.Д. Прикладная психология собаки. Ростов н/Д: Феникс, 2008. – 558 с. – (Психологический практикум).
  2. Селье Г. (Selye H.) На уровне целого организма./ Пер. с англ. М., Наука, 1972.
  3. Селье Г. (Selye H.) Очерки об адаптационном синдроме. М.,1960.
  4. Селье Г. (Selye H.) Стресс без дистресса. / Пер. с англ. М., Прогресс, 1979.
  5. Симонов П. В. Мотивированный мозг. М., 1987.
  6. Симонов П.В. Эмоциональный мозг. М., 1981.
  7. Хемди А. Таха. Глава 14. Теория игр и принятия решений // Введение в исследование операций = Operations Research: An Introduction. — 7-е изд. — М.: «Вильямс», 2007. — С. 549-594. — ISBN 0-13-032374-8 
  8. D.W. North. «A tutorial introduction to decision theory». IEEE Trans. Systems Science and Cybernetics, 4(3), 1968. Reprinted in Shafer & Pearl. (also about normative decision theory) 
  9. Robert Clemen. Making Hard Decisions: An Introduction to Decision Analysis, 2nd edition. Belmont CA: Duxbury Press, 1996. (covers normative decision theory) 
  10. James O. Berger Statistical Decision Theory and Bayesian Analysis. Second Edition. 1980. Springer Series in Statistics. ISBN 0-387-96098-8.
Наверх

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Здесь может быть ваша реклама