АДАПТИВНАЯ ЗООПСИХОЛОГИЯ

Новые знания - новые возможности

Наши партнеры

 

 

Точка зрения зоопсихолога: чужой опыт

© Ю.В.Криволапчук

<< Диагностика судорог Терапия "эпилепсии" >>

В ходе работы над статьей, посвященной дифференцировке эпилептоподобных состояний, мне встретилась статья В.В.Цветковой в журнале "Ветеринарная практика" (№3(6) за 1998 год), в которой автор описывает свой опыт лечения подобной патологии. К сожалению, раньше эту статью прочесть не довелось. В этой статье особенно ценной представляется попытка связать развитие эпилептоподобных состояний с психологическими факторами. Однако приходится считаться с тем, что до сравнительно недавнего времени многие аспекты психологии и патопсихологии домашних животных были неизвестны. За все время обучения в нашей Ветеринарной Академии студенты слышат всего одну лекцию об этологическом подходе к лечению и содержанию животных, и то преимущественно в условиях животноводческих комплексов. Поэтому представляется вполне естественным неполное понимание всех тонкостей возникающих проблем.

Для более полного представления о ситуации, сложившейся в конкретном случае, процитирую статью.

"В семье N одновременно содержались два кобеля породы ротвейлер. Один из них страдал эпилепсией с 9-месячного возраста. Содержание животных с ярко выраженным территориальным поведением само по себе проблематично. В описываемой же ситуации владельцы, постоянно вмешивающиеся во взаимоотношения двух молодых кобелей (второй собаке в момент возникновения припадков у младшей было 2 года), еще сильнее усложняли ситуацию."

Автором статьи было сделано предположение о связи патологии с половой конкуренцией у собак, вследствие чего было принято решение о кастрации больного животного. По истечении послеоперационного периода животное наблюдалось еще три года, и за все это время припадки не повторялись.

Позволю себе прокомментировать этот опыт – преимущественно с точки зрения зоопсихолога.

Во-первых, следует обратить внимание на возраст собак. Старшему кобелю было два года, младшему – девять месяцев. Оба эти возраста представляют собой переход на новую психологическую ступень. В девять месяцев происходит окончательная социализация собаки и формируется ее самооценка; в два года психика собаки окончательно укрепляется – происходит осознание себя как совершенно самостоятельного ответственного члена стаи. Такое совпадение, несомненно, могло сыграть свою роль.

Второе, на что следует обратить внимание – активное влияние владельцев на отношения собак.

В-третьих, необходимо учесть породу собак. Оба кобеля – ротвейлеры, у которых сильно развиты социальные стереотипы.

Исходя из этих посылок, можно предположить, что на психологический статус обоих животных повлияла не столько половая конкуренция (в отсутствие течной суки она, как правило, вообще отсутствует), сколько моменты, связанные со структурой стаи и с самооценкой. Можно предположить, что судорожный синдром развился по истероидному типу – как попытка определить социальную структуру и свою самооценку.

Поэтому успех лечения с помощью кастрации можно было бы объяснить устранением первопричины припадков – не посредством изменения гормонального статуса, а за счет изменения самооценки младшего кобеля, а, возможно, и изменением отношений между собаками и их владельцами. Как показывает практика, выбранный способ лечения вполне эффективен. Однако, если воспользоваться современными представлениями о психологии домашних животных, можно попытаться найти более надежный и менее травматичный путь.

Жаль, что не описаны упомянутые в статье другие случаи успешного излечения эпилептоидных припадков нетрадиционными методами и использованные при этом методы. Было бы очень интересно проанализировать этот опыт именно в аспекте возможностей дифференцировки судорожных синдромов.

<< Диагностика судорог Терапия "эпилепсии" >>
Наверх

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Здесь может быть ваша реклама