АДАПТИВНАЯ ЗООПСИХОЛОГИЯ

Секреты управления приспособлением к жизни

Наши партнеры

 

 

Ненужные игры

   Если бы основы видового бодибилдинга довелось разрабатывать самим собакам, а не их самонадеянным хозяевам, принадлежащим к иному биологическому виду, то они включили бы в систему упражнений для регулирования веса и физического развития никак не бег, а равномерную ходьбу. Тут уж работают простые анатомические факты: во-первых, собаки передвигаются на четырех конечностях, а во-вторых, у собак нет ключиц, крепящих передние конечности к скелету. Из этого с неизбежностью следует, что мускульные усилия, продвигающие тело вперед, совсем иные, чем у прямоходящего человека. При шаге работают не только задние ноги, толкающие тело вперед, но и все основные скелетные мышцы и, в частности, столь важные для нормальных движений длинные мышцы спины. При беге, состоящем из последовательности своего рода полупрыжков, мышцы напрягаются совсем иначе. Иными словами, физическая тренировка именно в беге-то и не происходит. Об этом и о выхаживании как наилучшем способе физической подготовки к выставке вам расскажет любой хороший эксперт-кинолог. А если уж вам охота потренировать свою собаку наиболее изощренными и современными способами, то посоветуйтесь, пожалуйста, со специалистами по собачьей анатомии и физиологии, которые подберут более правильные упражнения и тренажеры. Здесь не место описывать все приемы бодибилдинга для собак, известные мне, но можете поверить, их в моей личной копилке набралось немало.

   Что же с этой точки зрения представляет собой так любимая большинством собачьих хозяев игра в бросание палочки (мячика, любой игрушки, пластиковой бутылки и т.п.)? Палочка летит на несколько метров, как правило, в одну и ту же сторону, собака чуть ли не с поросячьим визгом срывается, бежит, хватает… а потом как повезет, то ли отдаст, то ли утащит в сторону и примется грызть. Да и хорошо, если погрызет - это хотя бы прервет бессмысленную беготню туда-сюда, не преследующую никакой разумной цели, но зато сильно изматывающую нервную систему прерывистыми, "пунктирными" процессами возбуждения и торможения. Ну, только представьте себе: короткое и мощное возбуждение на несколько секунд бега, резкое угашение его за счет включения равноценного по силе торможения, суета при подхватывании предмета с земли, вновь бег с возбуждением, торможение возле хозяина со столь же суетливой попыткой засунуть палку или игрушку в руку человеку… и весь цикл начинается сначала. Хозяину-то намного легче, чем собаке: можно идти, не особо обращая внимание на зверя, который вроде бы и полезным делом занят, и, что прекрасно, никуда не денется. Можно и поболтать с партнером по прогулке, можно брести, разглядывая окрестности, можно предаться любым несобачьим мыслям.

   Могу спорить, сейчас вам кажется, будто вы поймали меня на откровенном противоречии. Почему же собака сама все приносит и приносит палочку? Зачем сует ее в руку хозяину, если эта игра оборачивается такой нагрузкой для нервной системы? Из соображений биологической целесообразности, которые я так усиленно проповедую, прямо вытекает, что собака удовлетворяет в этом какую-то важную потребность.

   Да, не сомневайтесь, это так. Только тут выходит на первый план главная профессиональная задача зоопсихолога – разгадать, какая именно потребность движет зверем. А разгадав, найти способ удовлетворить эту же потребность за счет других вариантов поведения, как минимум, не вредящими нервной системе.

   Ответ хорошо известен: самая значимая для собаки сторона прогулки состоит в общении с хозяином. А тут других способов общения хозяин не предлагает и не принимает. Это в точности то же самое, что происходит с кошкой, которая в экстазе выпрашивает еду, а потом отворачивается от предложенных деликатесов – кошка на самом деле просит не еды, а внимания хозяина. И палочка для собаки, и еда для кошки становятся сначала для нас, а вскоре и для них простейшими способами имитировать внимание и общение.

   Не случайно собака сама теряет интерес к играм в палочки и мячики с той самой минуты, как только хозяин научится более интересным и плодотворным для интеллекта занятиям. И это тоже становится важной составной частью нашей работы: надо придумать те варианты занятий и упражнений, которые вдохновили бы и хозяина, и его собаку на совместное творчество и ценнейшее общение.

   Мне вспомнился почти смешной (кабы он не обернулся неприятностями) случай с ротвейлером, который повредил себе ногу и несколько дней не мог выходить на прогулку. Заботливые хозяева в старании возместить любимцу утраченные возможности после кормежки (!) сажали его напротив дивана и методично, по многу раз бросали ему мячик. Вскакивать собака не могла и пыталась ловить мячик на лету, изворачиваясь то в одну, то в другую сторону. Нетрудно понять, что творилось в нервной системе: нарастающее возбуждение не находило разрядки хотя бы в том же беге. Стоит ли удивляться, что в один прекрасный день собака почти автоматически схватила хозяйку за руку?

   Мне хочется упомянуть еще об одной игре, вошедшей в большую моду в последние годы – не иначе, как в подражание западным анти-зоопсихологичным (уж простите за неологизм) образцам. Я говорю о фрисби ("летающем диске" или "летающей тарелке", как это завлекательно называется в торговле).

   Я не стану повторять все то, что касается бессмысленного движения в жизни животных. Скажу другое: игра типа фрисби еще опаснее, чем все раскритикованные мною палочки и мячики.

   Биологам и зоопсихологам всех научных направлений хорошо известна роль движений в жизни животных и их специфичность по биологическим видам. Движения во всех их нюансах служат зверью для оптимальной поведенческой активности, для энергетической экономичности, для передачи эмоциональных состояний, для общения с себе подобными. Хотя бы поэтому становится ясно, что характер и тип пластики зверя вовсе не безразличен.

   Взять хотя бы законы психомоторики, работающие у животных намного ярче и сильнее, чем у нас, людей. Сделайте плаксивую гримаску – настроение у вас испортится, подержите на лице улыбку – исправится. Поддержите собачий хвост в приподнятом положении – собака почувствует себя увереннее. Ухитритесь заставить собаку делать такой, а не другой шаг – это повлияет на ее оценку ситуации. Единственное условие состоит в том, чтобы сохранить выражение, позу или характер ходьбы не менее, чем на двадцать секунд.

   Так вот, беда в том, что фрисби развивает не собачий, а кошачий тип движений. Это все равно, что тренировать собаку на кошачье виляние хвоста – мало, что по "восьмерке", но и в знак не радостного приветствия, а злобных намерений. Или радоваться, когда собака по-кошачьи ловит себя за хвост: в собачьей охоте эти движения не нужны и потому не должны реализоваться. Я наблюдала за тем, как собачьи мамки попросту не разрешают детям ловить себя за хвост, даже в те несколько дней, когда примерно месячный щенок пробует это делать.

   И дело тут даже не в навыках, которые расширяют функции конечностей, вроде владения лапой. Дело не в совершенствовании органов чувств или вестибулярного аппарата, что тоже может пойти на пользу - но лишь для расширения видовых возможностей, а не взамен оных. Моторика несравнима в этом смысле с другими проявлениями жизнедеятельности зверя.

   Нынешние представления о том, как организация нервных процессов связана с типом движений, позволяют судить и о том, насколько нормальны или аномальны те или иные движения для интеллекта и психики данного вида. Понятно, что пластика, чуждая виду, существенно нарушает присущую этому животному психику и тип организации нервных процессов. И если для кошки нормальны тончайшие нервные переходы с ювелирно точным отображением их в движении, то для собаки важнее энергичные и более определенные движения. А насколько фрисби забавляет вас и ваших близких – решать только вам. Но согласитесь: лучше делать это, зная, что лежит на противоположной чаше весов.

Наверх

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Здесь может быть ваша реклама